Масонские знаки, рюмки и «Собачье сердце»: пять главных тайн Хамовников

Category: Город 20 0

Проект «Уличный лекторий. Местная история» вызвал интерес горожан, поэтому Музей Москвы планирует продолжить его следующим летом.

30 августа завершается проект Музея Москвы «Уличный лекторий. Местная история», посвященный истории районов столицы. Историки и москвоведы все лето собирали слушателей во дворах Шаболовки, Раменок, Замоскворечья и других районов и рассказывали, какие тайны хранят здешние переулки. Проект вызвал интерес горожан, поэтому музей планирует продолжить его следующим летом. А пока mos.ru начинает серию материалов по мотивам уличного лектория. Первая экскурсия — по Хамовникам. Ее ведет краевед Алексей Дедушкин.

Дом под рюмкой (улица Остоженка, дом 3/14, строение 1)

Начнем с доходного дома купца Филатова, построенного по проекту архитектора Валентина Дубовского в начале ХХ века, так называемого Дома под рюмкой, который находится в начале Остоженки. Семье Филатовых принадлежало несколько домов в Москве, в том числе знаменитый Дом с рыцарями на Арбате.

По легенде, купец Яков Филатов был большим любителем алкоголя и чуть не пропил все свое состояние, но потом нашел в себе силы завязать. И велел архитектору украсить дом на Остоженке перевернутой рюмкой — якобы в ознаменование того, что не выпьет более ни капли. На самом деле никаких документальных свидетельств того, что Филатов злоупотреблял спиртным, нет. Кроме того, такое навершие в виде перевернутой рюмки — характерная деталь московской архитектуры того времени. Буквально напротив дома Филатова, через сквер, на Пречистенке стоит дом, угловую башенку которого тоже украшает рюмка — правда, без дна, этакая непроливайка.

Каменные палаты XVII века (Чертольский переулок, дом 2)

Если пройти по Пречистенке чуть дальше в сторону от центра и свернуть в Чертольский переулок, можно увидеть двухэтажные палаты — простенькие, без какого-либо декора фасадов. Это одно из немногочисленных зданий в Москве, которое сохранилось практически полностью с XVII века.

Уже в екатерининские времена облик старинных палат перестал быть модным, поэтому безжалостно срубался весь декоративный убор фасадов, уничтожались красные крыльца, а вход в здания делали уже по-другому.  Вероятно, это была хозяйственная постройка соседствовавшего с ней храма Параскевы Пятницы Божедомской — храм был снесен в 1920-е годы, сейчас на его месте школа. Кстати, после революции палаты какое-то время использовались как жилое помещение. Здесь жил, например, москвовед Владимир Згура, основатель Общества изучения русской усадьбы. Сегодня палаты музеефицированы, здесь проходят выставки.

Калабуховский дом (улица Пречистенка, дом 24/1)

Давайте двинемся дальше по Пречистенке. На углу с Чистым переулком стоит знаменитый Калабуховский дом — пятиэтажное жилое здание дореволюционной постройки. Чем оно интересно для нас? Этот дом описал Михаил Булгаков в «Собачьем сердце», поселив в него профессора Преображенского. Собственно, бытующее сегодня название взялось из повести — под именем Калабухова писатель зашифровал архитектора Кулагина, который спроектировал и построил этот дом. В этом доме жил дядя Булгакова, врач Николай Покровский, который стал прототипом Филиппа Филипповича Преображенского.

Интересно, что описанный в произведении интерьер заимствован у другого здания, расположенного неподалеку, — доходного дома Якова Рекка (улица Пречистенка, дом 13). В Кулагинском доме не было стеклянной двери, у которой в «Собачьем сердце» стоит швейцар, и мраморного вестибюля. Нет здесь и того количества квартир, которое упоминается в книге («Заметьте, здесь 12 квартир…»). Все это есть в доме Рекка. Но эти детали, конечно, не мешают зданию на углу Пречистенки и Чистого переулка считаться домом, в котором жили Преображенский и Шариков.

Масонские знаки, рюмки и «Собачье сердце»: пять главных тайн Хамовников

Здание Музея Москвы (Зубовский бульвар, дом 2)

Музей расположился в бывших Провиантских складах, являющихся прекрасным образцом московского ампира начала XIX века. Построены они были на рубеже 1820–1830-х годов по проекту петербуржского архитектора Василия Стасова московским архитектором Федором Шестаковым. В XIX веке здесь хранился всевозможный провиант для московских казарм; в советские годы склады служили гаражом Генштаба — машинам было удобно заезжать внутрь по пандусам.

Здания с самого начала и практически до конца первого десятилетия 2000-х принадлежали военным, поэтому не перестраивались и сохранились в первозданном виде. Единственное, что не сохранилось, — это изначальное цветовое решение: в XIX веке здания были побелены, крыши и водосточные трубы были красными, а ограда — черной. Ограда осталась черной, но крыша сегодня просто железная, а стены — серые.

Масонские знаки, рюмки и «Собачье сердце»: пять главных тайн Хамовников

Дом Фалеева (Гагаринский переулок, дом 11)

Об этом доме очень любят писать в интернете, что он один из масонских адресов Москвы. Вряд ли это действительно так… Дом, возведенный в послепожарное время, был приобретен и перестроен в конце XIX века гражданским инженером Николаем Фалеевым. Сейчас здесь доме находится посольство Абхазии. Вы точно его знаете: одноэтажное здание, украшенное грифонами.

Еще один элемент декора фасада — якобы масонская символика — породил миф о том, что особняк в старину принадлежал известным масонам князьям Гагариным. Это не соответствует действительности. Гагаринский переулок, конечно, назван в честь князей Гагариных. И у них было здесь обширное владение в XVIII веке, но в другом конце переулка — оно сгорело при пожаре 1812 года. Был ли масоном Фалеев — отдельный вопрос. С одной стороны, на фасаде изображены треугольник, лопатка, топор, кирка, циркуль и канат, которые считаются масонскими символами, с другой — это традиционные инструменты зодчих, и если учесть, что дом архитектор строил для себя, все становится на свои места.

Местная история: рассказывает жительница района

Помимо проведения лекций во дворах, в рамках проекта «Уличный лекторий» сотрудники Музея Москвы собирали воспоминания местных жителей, для того чтобы запечатлеть историю районов, рассказанную свидетелями того, как менялись и продолжают меняться отдельные уголки столицы.

Своими воспоминаниями о Хамовниках времен своего детства делится Елена Павловна Суворова, которая живет здесь с 1934 года:

— Представьте пешеходный мост от вокзала через реку. Если сходить с него, справа будет резкий крутой спуск с большими деревьями. Вот здесь были наши пять домов. Между домами была лестница для входа в большой дворик. С пяти лет дети там гуляли спокойно одни, без сопровождения взрослых.

Мы играли в клёк, круговую лапту, в прятки, салочки, веревочку, классики, казаки-разбойники, ножички. Под аркой бросали мяч и монетки. Игр было очень много, мы совсем не сидели на месте. В дождь мы поднимались на лестничную площадку третьего этажа и играли в карты тайком от взрослых: в петуха, козла, подкидного, очко.

Зимой катались на санках с большой крутой горы. Спуск было очень длинный, санки пересекали две улицы, поэтому на углу всегда по очереди дежурили, чтобы предупреждать о машинах. Разгон был настолько сильный, что мы доезжали с 7-го Ростовского переулка, пересекая 1-й Вражский, 2-й Вражский переулки, до Виноградовских бань. Как только дежурный кричал: “Машина!”, мы падали на бок и сползали.

Масонские знаки, рюмки и «Собачье сердце»: пять главных тайн Хамовников

Источник: mos.ru

 

Стоит посмотреть

Добавить комментарий